?

Log in

No account? Create an account

mozgovaya


Труд сделал человека. Труд может уйти.


Previous Entry Share Next Entry
"Бней Менаше", Северо-Восток Индии, из блокнота - 1
mozgovaya
Как обычно, записи до редактуры...





Восемь танцоров с перьями в волосах, на манер индейцев - трое мужчин, вооруженных пластиковыми мечами, и пятеро женщин в юбках с вышивкой водят, поднимая пыль перед синагогой, странный хоровод, который трудно назвать еврейским народным танцем. Исполняется все это под звуки "И вернулись сыновья в свой надел" на иврите– в последние годы в Израиле ее чаще поют, подразумевая похищенных "Хизбаллой" и ХАМАС израильских солдат. В Индии, конечно, и не то можно увидеть, но в данном случае речь даже не идет об очередной творческой идее празднования 60-летия Израиля. Добро пожаловать в деревушку Зохи в государстве Манипур.

Так выглядят местные евреи – точнее, одно из племен, которые несколько десятков лет назад объявили себя потомками одного из 10 потерянных колен израилевых, изгнанных из Земли Обетованной в 722 году до нашей эры ассирийцами, - и требуют признать за ними право на репатриацию в Израиль.


Поиск "потерянных колен израилевых" будоражит умы ученых и путешественников уже пару тысяч лет, но если в средние века их местонахождение еще обсуждалось как некая географическая реальность – в более поздние времена племена, живущие за мифической рекой Симбатион превратились чисто в легенду. Потерянными племенами называли индейцев в Северной Америке, талибов в Афганистане, британцев, эфиопов и т.п. А поскольку к 60-летию сионистского государства все "стандартные" евреи либо уже перебрались в Израиль, либо ехать туда не собираются, в последнее время резко активизировались поиски евреев альтернативных. И покуда государство никак не может решиться, что же с ними делать, поскольку большинство представителей "потерянных колен" обитают в странах третьего мира, в основном в Африке – частные организации зачастую ставят Израиль перед фактом.



Племя "сынов Менаше" или Манассии, проживающее на северо-востоке Индии, в фактически закрытом для иностранцев районе на границе Мьянмы, - один из таких фактов. В то время, как ученые ведут научные диспуты, реально ли появление блудных сынов израилевых в этом удаленном уголке земли или же речь идет о потомках монгольского племени, осевшего в этих краях и решивших, что они потомки евреев под влиянием уэльских миссионеров в начале прошлого века, которые акцентировали в своем учении Ветхий Завет, - "Сыны колена Менаше" уже 15 лет перебираются в Израиль маленькими группами в качестве туристов, проходят гиюр и становятся евреями уже безо всяких вопросительных знаков. Летописных хроник у них все равно нет, зато за последние годы в лесах Мизорама и меж рисовых полей Манипура уже успели вырасти около 40 новых синагог. Правда, с ивритом тут пока сложно – на табличке одной из них почему-то начертано "Шенагог",

на другой – "Брухин хабин" (искаженное "Брухим ха-баим", добро пожаловать), - но рвение, с которым тут молятся, не уступает иерусалимским молитвам в канун Судного дня. Правда, не все знают, что такое фалафель, но ни одного мужчину тут не поймать без кипы, и ни одну замужнюю женщину – с непокрытыми волосами.

Некоторым новоявленным евреям даже пришлось испытать подобие немыслимого для разношерстной Индии антисемитизма, - соседи-христиане, которым не понравилось, что они важничают, объявляя себя "избранным народом", вытурили их из деревень.

Они даже решили наконец начать молиться на сефардский манер, как и пристало евреям, живущим восточнее Израиля, хотя обнаружившие их раввины научили их молиться на манер ашкеназов. Правда, к "вере праотцев" вернулись пока около 7000 человек, две трети которых живут в Манипуре, треть в Мизораме, и отдельные семьи в Мьянме и Асаме, но все три племени, которых называют биологическими потомками колена Менаше, и которые якобы практиковали до появления миссионеров древнееврейские обычаи, насчитывают около 2 миллионов человек.

Большой потенциал для репатриации. Именно это и беспокоит израильские власти, которые все никак не могут покончить с нескончаемым потоком репатриантов из Эфиопии. Сионизм, конечно, сионизмом, но их абсорбция стоит таких денег, что перспектива массового заезда индусов израильтян как-то не воодушевляет.
....



На первый взгляд, им и уезжать-то отсюда незачем – туристу этот заброшенный уголок и вовсе может показаться раем. Маленькие деревни утопают в зелени, на аккуратных участках земли работают женщины в цветастых сари, а меж домов, сконструированных из того, что под руку попадется, из грязи с соломой до стволов бамбука, - растут бананы, корица, пасифлора и папайя. В нееврейских деревнях в грязи нежатся ленивые черные свиньи, а горластые ребятишки, гоняя в пыли обруч, вспугивают кроликов и гусей. Лорд Ирвин прозвал этот регион "Швейцарией в Индии", - за пресные озера, леса, коров, пасущихся на зеленых полях, и редкие виды орхидей, которые растут только в местных горах. Как принято говорить, это место еще не испорчено туристами, которых тут попросту нет, поэтому никто не кинется вам на ветровое стекло, клянча несколько рупий, да и нищих на тротуарах не видно – как, впрочем, и самих тротуаров... Правда, беспрерывное нажатие на клаксон является национальным спортом и здесь, но по сравнению с прочими регионами Индии, пробок меньше, и дышать без респиратора можно даже в центре города. Но засвидетельствовать это удается немногим – Манипур считается "закрытым районом", где присутствие армии на квадратный метр считается одним из самых высоких в мире – свыше 50000 солдат на 2.4 миллиона граждан. Вооруженные солдаты со спущенным предохранителем "Калашникова" повсюду – пешие патрули на расстоянии несколько десятков метров, на сторожевых вышках, на примитивных БТР-ах, вертолетных площадках у обочин шоссе, и даже посреди полей.

Так что неудивительно, что Лалиян Ман Хауте, глава местной службы безопасности, - один из самых занятых людей в этом регионе.

С утра все дороги были перекрыты из-за стычки между двумя группами сепаратистов, один человек погиб в перестрелке, и выяснить, кто сводил счеты с кем, непросто. С 1947 года, когда Манипур был включен в состав Индии, тут действуют около двух десятков вооруженных группировок, чьи требования варьируются от предоставления полной независимости Манипуру – до перехода к социализму. Впрочем, некоторые подпольные организации уже выродились до банальной преступности, и занимаются контрабандой наркотиков и оружия и вымогательством. "Сквозная" граница с Мьянмой, из которой, по оценкам специалистов, поставляют около 60% героина в мире, спокойствия не прибавляет. Контрабанда наркотиков тут ежедневный бизнес, а "Калашников" можно купить с рук за 1000 долларов, "М-16" – еще дешевле. Ежегодно на почве конфликтов тут погибают в среднем по 200 человек. Манипур – одна из "7 сестер" – маленьких государств в изолированном районе Северо-восточной Индии, граничащих с Мьянмой, Китаем, Бангладешем и Бутаном, которые соединяет с "центром" узкая полоска земли 22 километров в ширину, которая именуется здесь "куриной шеей". На этом участке проживают 33 признанных племени и бессчетное количество более мелких племен, которые больше похожи на китайцев, нежели на индусов. Около 40 миллионов местных жителей отданы на произвол "Особого закона об усилении вооруженных сил", который предоставляет солдатам практически полную свободу действий. Сепаратисты, которые, по иронии, называют индусов "колонизаторами", утверждают что Манипур был аннексирован без проведения референдума, - а некоторые даже называют действия солдат Индии "геноцидом". Впрочем, сепаратисты тоже не отличаются щепетильностью – теракты тут бывают нередко.
В то время как экономика Индии набирает обороты, - этот регион считается одним из наиболее отсталых во всей Индии, нерешенной проблемой, несмотря на то, что власти Индии всячески избегают определения "вооруженный конфликт", предпочитая более нейтральный – "соблюдение законопорядка".
В общем, у господина Хаутэ головной боли хватает. До позднего вечера он просиживает над документами в своем офисе, охраняемом вооруженными до зубов солдатами. Но помимо рабочих проблем, его волнует еще один вопрос – еврей ли он?
С тех пор, как несколько тысяч членов племен Куки, Мизо и Шин объявили себя потомками колена Менаше, этот вопрос занимает не только местных интеллектуалов. В 50-х, после того, как один из вождей заявил, что пришла пора возвращаться на землю обетованную, несколько сотен сынов Менаше отправились в Израиль пешком, но дошли лишь до соседнего государства и осели там. Но за последние 15 лет в Израиле осели уже 1400 сынов Менаше, так что сегодня эта идея уже не кажется столь бредовой. У самого Хауте в Израиле уже 7 родственников, но сам он пока осторожничает. "Люди сомневаются, смотрят на других, задаются вопросом: "А такие ли мы?" Не все будут практиковать иудаизм, потому что христианство здесь пустило корни, но даже с генеалогической точки зрения нам важно знать, являемся ли мы потомками Менаше. Может, не все в итоге переберутся в Израиль, но недалек день, когда израильтянам не стыдно будет сказать: "У нас есть братья на северо-востоке Индии", как они сегодня говорят об Америке. Вот если бы было однозначное научное доказательство, прочее приложилось бы автоматически".
С однозначным научным доказательством пока напряженка – генетики из Калькутты сообщили было, что анализ ДНК женщин племени выявили ген, который встречается на Ближнем Востоке – но тут выяснилось, что в общем, нет "стандартного еврейского генотипа", и сравнивать особо не с чем. Так что Хауте пока охотно рассуждает об истории сионизма вплоть до биографии Герцля, но сам в Израиль пока не собирается.
- Почему вы вообще в это поверили, если это нигде не задокументировано?
"Потому что наши корни не отсюда, мы пришли сюда через Тибет, и в те времена, когда наше племя кочевало, ныне враждебные Израилю страны еще таковыми не являлись, так что все возможно. Эта история прослеживается в обычаях, в фольклоре, в языке. Я вижу начало возвращения потерянного колена на землю праотцев, и может в один прекрасный день и я присоединюсь, но пока это невозможно из-за моей работы. У нас тут проблем хватает, больше всего боятся общественные деятели, но и обывателю тут непросто. Посмотрим, насколько хватит терпения тем, кто пытается помочь сынам Менаше, и как на это реагирует израильское правительство. Я со своей стороны всегда говорю своим родственникам в Израиле, что они должны быть лучше всех".
....

И "сыны Менаше" стараются, как могут. Они истово молятся, и не пропускают уроков иврита, невзирая на поздний час и затяжные перебои с электричеством. На самом деле, они уже перестали понимать, что от них еще требуется, чтобы Израиль перестал смотреть на них с предубеждением. Пару лет назад, когда впервые в истории племени 218 сынов Менаше, которые прошли гиюр в Мизораме, репатриировались в Израиль как полноценные евреи и получили все соответствующие льготы и статус граждан, община пребывала в эйфории, посчитав, что наконец-то их усилия увенчались успехом.

Главный раввин Израиля Шломо Амар официально признал их потомками Менаше – при условии, тем не менее, что они пройдут гиюр, чтобы не было сомнений. Но не тут-то было – ворота так же резко захлопнулись.
"Может, мы в чем-то ошибаемся", - рассуждает 19-летний Меир Вайпей из Мизорама снимая филактерии после утренней молитвы.

"Может, нам следует исправиться. После стольких лет ожидания нас постигло большое разочарование, но что мы можем сделать? Только молиться".
Меир убежден, что все, что происходит, зависит от Всевышнего, но среди Сынов Менаше попадаются и такие, которые смотрят ни ситуацию более прагматично.
"Политические игры грязны везде", - Ханох Люндил (29) из Манипура пожимает плечами. "Если бы большинство израильтян соблюдали законы Торы, думаю, мы были бы им ближе. Почему в Израиль пускают евреев из Эфиопии, а сейчас и беженцев из Африки? Нас признали раввины. Я готов ехать хоть завтра, но я не исключаю, что это может затянуться надолго. Правда, сейчас тут быть евреем легче. Несколько лет назад соседи над нами смеялись, называли нас "мусульманскими филиппинцами", спрашивали, зачем нам эти шапочки на голове. Но сейчас, думаю, уже привыкли".
Впрочем, посадка на Земле Обетованной для многих оказалась не столь мягкой, как им хотелось бы. Цви Хауте, координатор "Сынов Менаше" в организации "Шавей Исраэль", приехал в Израиль в 2000, закончив в Нью-Дели первую степень по экономике и прошел половину экзаменов на государственную службу – мечту каждого индуса. Он свободно говорит и на куки, и на мизу, на иврите и на английском, и знает еще 7 местных диалектов. Но в Израиле они ему не помогли. "Мы приземлились в аэропорту с двухлетним младенцем, и надо было все делать самим, учиться, работать, мы не получили никакой корзины абсорбции, и нам еще надо было отдать деньги за билет раву Авихайлю (раввин, который обнаружил "Сынов Менаше" в 70-х, Н.М.). В первый год я был в шоке. Когда я шел молиться, у нас не всегда набирался миньян – и это в Израиле! Я начал работать в теплице в поселении Сусия на горе Хеврон, и мне кажется, директор смотрел на меня как на гастарбайтера из Таиланда. Раньше мне казалось, что в Израиле все святые, но в первый год я сказал жене что хватит, возвращаемся в Индию, я закончу экзамены, займу государственный пост, и не будет у нас головной боли и расизма. Но когда я проходил гиюр, один из даянов в суде спросил меня: "Цви, что ты хочешь делать здесь, в Израиле?" И я вспомнил, что стремился сюда, чтобы соблюдать заповеди, учить Тору, и мне все равно, насколько Израиль современнее Индии. Это мечта моих отцов и дедов, и я должен пойти учиться в йешиву. Но мне до сих пор больно видеть, как нас воспринимают израильтяне. Как-то я зашел в супермаркет в Иерусалиме, и продавец окрикнул меня: "Эй, таиландец!". Я сказал ему: "Я не таиландец, я еврей. Вы что, не видите кипу у меня на голове?" "Да как ты можешь быть евреем", сказал он. Я сказал ему: "А вы подите в Европу и попробуйте каждого, кто выглядит как вы, назвать евреем – посмотрите, насколько они обрадуются. Разве еврей – это лицо? Поглядите вокруг в Израиле и расскажите мне, как выглядят евреи". Несколько лет назад нас пригласили в Кнессет, и депутаты начали говорить: "Их страна не такая развитая, как наша, они хотят подзаработать, и что у них за физиономии? Их привозят в поселения, из-за них невозможно заключить мирные соглашения, зачем их привезли? Не давайте им больше даже туристические визы. Как они прошли гиюр? Не давайте им проходить гиюр". Я сказал им, кто будет решать, кто еврей, а кто нет? Я верю всем сердцем, что я еврей, а поскольку пророк Элиягу еще не пришел, в его отсутствие это решил главный раввин. А может, вы ошибаетесь, и мы настоящие потомки Менаше? Я спросил тогдашнего министра внутренних дел: "За что вы нас так ненавидите?" А он ответил: "Я не расист, но я против того, чтобы вы жили в поселениях". В сентябре 2002 тогдашний министр внутренних дел Авраам Пораз пригласил представителей "Сынов Менаше", и сказал: "А зачем вам кипы? Вот мои предки приехали из Румынии, и я хожу без кипы. Вам эти кипы надевают раввины, которые вас привозят? А если мы вас отправим назад в Индию, там вы уже не будете носить кипы? Я хочу знать, вы подлинные или подделка, и сколько таких в Индии". Нам показалось, что он серьезный человек и хочет все проверить, но через две недели он принял решение не выдавать "Сынам Менаше" даже туристические визы. Я почувствовал, что это просто расизм, потому что я думаю, что он поверил мне, что я еврей. Но я его с тех пор не видел. Сегодня я говорю "Сынам Менаше" в Индии, что действительность в Израиле не такая, как написано в Торе, и что надо быть к этому готовым. Но Всевышний нам помогает. Может, мы сталкиваемся с препятствиями потому, что пока мы этого не заслуживаем".
Цви был первым, кто по возвращению из Израиля основал в Мизораме и Манипуре центры изучения иудаизма и иврита. Но решение прекратить полуподпольную репатриацию ударила по его работе. "Многие люди в общине не хотели жениться на христианах, потому что они ждали репатриации в Израиль и не хотели чтобы у них была смешанная семья и проблемы, но после этого решения израильского МВД мы потеряли многих, потому что непонятно, когда это произойдет". Родители Цви тоже пока в Манипуре, но и им протекция не светит – частная репатриация обходится слишком дорого, поэтому кандидатов отбирают тщательно и берут в основном тех, кто способен встать на ноги самостоятельно. "Есть люди, которые вернулись к корням 25, 30 лет назад, но некоторые из тех, кто пришел к иудаизму совсем недавно более образованны, и они схатывают все быстрее. Но тех, кто начал соблюдать традиции менее чем 7 лет назад, их мы не берем, как и тех, кто потребляет наркотики или алкоголь. Иногда мы говорим, что назначен урок, и устраиваем проверки".
- Так зачем куда-то ехать, если можно жить общиной и здесь?
"Мы хотим быть полезными стране, вернуться к нашим братьям. Молодежь хочет служить в армии".
В этом отдаленном уголке Индии не забывают молиться о благоденствии государства Израиль и солдат Армии Обороны Израиля, - тем более что несколько "Сынов Менаше" уже успели пройти службу в элитных войсках, а 13 приняли участие в недавней ливанской кампании. Тут ловят каждый обрывок новостей из Израиля – зато в Израиле "Сынов Менаше" помнят только родственники и организация "Шавей Исраэль". С начала 70-х лидеры общины посылали письма премьер-министрам Израиля, которые оставались без ответа, пока одно из них не попало в руки Михаэля Фройнда, репатрианта из США, который был заместителем главы отдела по связям со СМИ тогдашнего премьера Биньямина Нетаньяху.

"Поначалу я отнесся к этому крайне скептически", говорит Фройнд. "Я встретился с ними, но история о 10 потерянных коленах казалась мне сказкой. Они произвели на меня большое впечатление. Они сказали, что я был первым, кто им ответил". Во времена Нетаньяху было достигнуто разрешение привозить ежегодно по 100 "Сынов Менаше" в статусе туристов, и только после прохождения ими гиюра в Израиле они получали статус новых репатриантов.



"После того, как Нетаньяху проиграл выборы, я задумался о том, как выглядел бы еврейский народ, если бы 10 потерянных колен еще были с нами. Несколько лет назад я прекратил подписку на одну газету, но каждые несколько месяцев они еще звонят мне и спрашивают, не хочу ли я возобновить подписку. По отношению к потерянным коленам надо ввести ту же политику – бывает, что "абонементы" определенного народа были вынуждены покинуть его по определенным обстоятельствам, но они все равно братья, хоть они и отдалились от нас тысячи лет назад. Почему не протянуть им руку помощи?"



Фройнд присоединился к организации раввина Элиягу Авихайля, который уже много лет колесит по миру в поисках потомков 10 потерянных колен, и начал активно лоббировать их право на репатриацию. В итоге Фройнд создал собственную организацию, "Шавей Исраэль".



А августе 2004 года главный раввин Израиля Шломо Амар отправил в Индию особую делегацию, проверить, насколько обычаи "Сынов Менаше" напоминают иудаизм, и год спустя он признал их потомками евреев. Специальный походный раввинатский суд отправился в Мизорам и начал проводить "сынам Менаше" "гиюр ле-хумра" (принятие еврейства из предосторожности, когда подозревают, что проходящий гиюр – еврей), но под давлением местной церкви власти Индии потребовали прекратить обращение в другую веру на их территории. 218 человек стали бесспорными евреями, прочим пришлось вернуться к полуподпольным способам репатриации в Израиль. Теперь и это предприятие стоит под угрозой прикрытия, поскольку израильские власти не любят, когда им преподносят такие сюрпризы.
"Министерство внутренних дел просто отказывается их привозить, даже тех, кто прошел гиюр в Индии, - возмущается Фройнд. – Привозить евреев из проблематичных стран сейчас немодно. Мы столкнулись с таким количеством препятствий, что если бы мы не верили, что они действительно часть нашего народа, мы бы давно опустили руки. Но когда перед нами захлопывается одна дверь, мы открываем другую. В противоположность тому, чем пугали критики, ни один "сын Менаше" не ошивается по улицам с рюкзаком и не просит милостыню".

- А почему вы думаете, что это не является иммиграцией в поисках лучшей жизни?

"Несколько лет назад, до того, как мы создали центры обучения в Индии, была неприятная история – одна семья выдала себя за евреев, но они не просто были христианами, но еще и вели миссионерскую деятельность среди "сынов Менаше" уже в Израиле. И еще слали на Родину письма, как они круто нас обманули. Мы с ними поговорили, они все признали и даже не попытались извиниться. Мы отправили их назад в Индию, и пришлось не только оплатить им билеты, но еще и дать им какую-то сумму на жизнь, потому что в преддверии "репатриации" они продали все свое имущество. В любой большой группе людей всегда найдутся интересанты, но центры обучения помогают отслеживать людей за достаточно продолжительный отрезок времени".



- А кто сказал, что дело закончится на этих 7000?

"Наша цель привезти 7000, которые соблюдают традиции. Именно поэтому мы просили правительство вывезти всех за раз, чтобы обрубить это. Возвращение к корням началось уже в 70-х, но пока массового обращения в иудаизм не произошло. Видимо, обрезание и гиюр все-таки фильтруют интересантов".

- Ну, такими темпами репатриация будет продолжаться лет 20...

"Надеюсь, что нет, но я еще молод. Мы будем работать, пока не завершим эту миссию".

Впрочем, среди самих "сынов Менаше" далеко не все считают, что дело закончится на 7000. "Чем больше нас репатриируются в Израиль, тем больше наших братьев будут возвращаться к корням", - говорит Ханох Люндил.

"5 лет назад над нами смеялись, а теперь в общинах почти каждый день делают новорожденным обрезание. Большинство жителей региона уже знают, кто такие евреи. Я помню, как мой отец рассказывал нам о древних обычаях. Нас этому никто не обучал. Наши соседи-христиане считали нас сумасшедшими. Но без христианства мы бы не нашли пути назад к иудаизму. В 4 года отец сделал мне обрезание, а оттуда назад пути уже не было", - смеется он. "В 83-м году мы переехали из Имфала, столицы, в пограничный городок. Там было всего 3-4 семьи, не было Торы и молитвенника, но они просто верили, что это религия их праотцев и практиковали, что помнили. Мне сделали бар-мицву. Даже если мы не потомки Менаше - это было давно, и это уже никто не докажет, по-моему, важнее то, что происходит сегодня, и сегодня мы веруем всем сердцем".

"Манипур действительно самое проблематичное государство на северо-востоке Индии, и лучше не разгуливать где не надо, потому что тебя запросто могут убить и сказать, что ты был террористом. С другой стороны, тут конликт спокойнее, чем в Израиле. По сравнению с тем, что я читаю в Интернете про Газу, тут просто идиллия. Я знаю, что про нас думают в Израиле. Поэтому и стоит задаться вопросом, почему мы так хотим туда ехать. Если бы я просто ехал туда учиться, я бы обиделся на клички, которыми там называют наших.Но я верю, что это и мой дом. Понятно, что там есть пробки, террор и расизм. Все равно для меня это возвращение домой, к братьям. В семье тоже бывают проблемы, но все равно это семья. Я не питаю себя иллюзиями, и думаю, что мы готовы встретить реальность. Но назвать это реально "лучшей жизнью" – не знаю. Что такое лучшая жизнь? Все у нас в голове".

- Думаешь, не будешь скучать по лесам?

"Любовь к Сиону не завязана на пейзажах, речь идет о духовной связи с нашими отцами. Для меня эта тишина здесь – потеря времени. Если мы – избранный народ, надо служить Б-гу на нашей земле. Быть евреем – это духовная работа. И если надо защищать эту землю от арабов или иранцев, мы на это тоже готовы. Мне немного странно видеть израильтян, которые путешествуют по Индии. Не понимаю, зачем им нужны кальян и благовония, чтобы прочистить мозги. Когда я в первый раз встретил израильтян, я был в шоке – никогда бы не поверил, что это евреи. Тут они пытаются выглядеть и одеваться как индусы. Я с ними не разговаривал, потому что наш раввин сказал не общаться с ними, потому что они могут курить наркотики или что еще. Мне наверняка будет трудно привыкнуть к этой культуре, но мне не так много лет, думаю, это займет около года. Я художник, и в Израиле хотел бы заниматься копированием свитков Торы. У меня там уже живут несколько дальних родственников, некоторые уже приезжали навестить нас в Манипуре. Они говорят, что там ритм жизни сумасшедший – вставать надо рано, и времени ни на что нет. Я хотел репатриироваться еще когда был подростком, но меня никогда не выбирали. С тех пор я уже успел жениться, у нас двое детей, но я верю, что и наш черед наступит, с божьей помощью".
А пока планы на будущее приходится строить с осторожностью. "Я уже привык к тому, что мы 15 лет находимся в подвешенном состоянии, - говорит 25-летний Давид Ганте, торговец из Имфала. –У меня есть свои амбиции, но планы можно строить только краткосрочные, а то вдруг завтра уже можно будет сесть на самолет в Израиль. Мы делаем все, что нам говорят делать "Шавей Исраэль", чтобы не напортить, а то мы не понимаем во внутренней израильской политике. Наша задача – готовиться, и поддерживать общину. 4 моих дядьев не захотели вернуться к корням и они ненавидят иудаизм, поэтому мы не поддерживаем с ними контакта. Моя семья вернулась к корням в 1991 году, и родственники нам сказали что наши души теперь умрут. Если бы я мог поговорить с премьер-министром Израиля, я бы ему сказал, что мы часть потерянных колен и что пришло время вернуть нас домой. Но от нас самих немногое зависит. И никаких интересов тут нет. Ну да, обстановка в плане безопасности тут не из лучших, но тут террористы это скорее грабители, а в Израиле террористы – это террористы.Раньше мы думали из-за молитв, что Израиль – это как рай, но теперь мы знаем про конфликт там, но мы все равно туда хотим, и это для нас заповедь. Не знаю точно, в чем причина арабо-израильского конфликта, - наверное, арабы очень хотят это место, и из-за этого они хотят отобрать его у евреев".
Ганте пока не может решить, что он хочет делать в Израиле – то ли электронику учить, то ли пойти в йешиву. Но самое важное для него, по его словам – чтобы дети получили хорошее еврейское образование. "Для репатриации отбирают лучших, самых умных и сильных, и надеюсь, я подойду. Ради Израиля мы готовы даже пожертвовать жизнью, - но не ради Манипура".

  • 1
Ага, я как-то делала полный перечень потенциальных "потерянных племен", там сам черт ногу сломит...

Прекрасные люди. Жаль, что им ставят препятствия.

больше евреев, хороших и разных!
велкам!

А всё объясняецца очень просто: "нормальные" евреи закончились, а работникам сохнута кушать всё равно хочецца. Поэтому ожидайте в ближайшие годы "евреев" из Индии, Северной Кореи, Африки и прочих мест, где очень хочецца кушать :Е

судя по работам генетиков к евреям они имеют такое же отношение , как и эфиопы - то есть генетически никакого .

да генетики по сей день спорят, есть ли вообще еврейский ген, поскольку тот же набор встречается во многом на Ближнем Востоке вообще... Да и в принципе когда Тьюдор Парфитт носился по всему миру с пробирками и проверками "еврейского гена", в поисках тех самых потерянных колен израилевых, на его работу многие смотрели косо, - типа, после Второй мировой обсуждение еврейской генетики стало делом малоприличным...

Ну как может быть еврейский ген, если люди принимают гиюр!

есть - он называется душа. )

Ну, если уж эфиопы с крестами на лбах - "сыны Израиля" то почему не эти?

s efiopami drygaya istoriya,oni,vrode kak,spasali svou jizn takim obrazom...kogda bejali iz etoi samoi efiopii)...mogy poiskat gde ob etom napisano.

Да ладно, в принципе мне пофигу. Просто сразу вспоминается то, что на русских часто наезжают за "несоблюдение мицвот". То что простительно эфиопам, непростительно русским.

Полность поддерживаю, однако можно было бы немного по перспективнее.

Разве еврей -это лицо

Хорошие люди.Благодарю!

Отличные люди они, со мной в армии служили такие - классные ребята. до сих пор связь держим.

я делал про них тут большой репортаж.
на самом деле они очень приятные люди.

Это замечательная новость. Теперь в Израиле будет ещё веселее.
А какие дети пойдут от потомков колена Менаше и колена Дана, закачаешься!
Марроканско-польские семьи отдыхают.

תחקיר מיוחד על הקשר המיסיונרי של בני מנשה הוצג על ידי י


о Манипуре читайте у меня на странице.

  • 1